РУС
ENG
 Глава 1 Основы институциональной экономики
Глава 2 Экономическое поведение и институты
 2.1 Ограниченная рациональность
2.2 Рутины и ментальные модели
2.3 Общие ментальные модели и культура
2.4 Нормы и правила
 От ценностей к нормам и правилам
Группы правил
Природа правил
Соотношение правил

2.5 Институты
2.6 Институты новой экономики

 

Учебник >> Глава 2 Экономическое поведение и институты >> 2.4 Нормы и правила >> Группы правил

PDF-версия

Группы правил

Большинство действующих в обществе правил можно условно разделить на три группы: правила, обеспечивающие координацию деятельности агентов в экономических и социальных взаимодействиях (правила координации); правила, регулирующие отношения кооперации между агентами (правила кооперации); правила, распределяющие результаты совместной деятельности (правила распределения). Отметим, что данное деление достаточно условно: на практике одно и то же правило может способствовать решению сразу нескольких проблем.

Правила координации

Выше уже говорилось, что наличие общих ментальных моделей обеспечивает более эффективное взаимодействие. Основанные на общих моделях правила позволяют, в частности, координировать действия индивидов, если у них нет возможностей коммуникации. Рассмотрим пример.

Табл. 2.4. Встреча на дороге
Автомобилист 2 

R

L

Автомобилист 1 

R

10; 10 

-2; -2

L

-2; -2

10; 10 

Два автомобилиста едут по узкой проселочной дороге навстречу друг другу. Разъехаться, не столкнувшись, они смогут, только если каждый из них прижмется к краю дороги. Но при этом действия их должны быть симметричны относительно середины дороги. Формально говоря, у каждого автомобилиста есть выбор между двумя стратегиями: Подать вправо (R— от англ. right) и Подать влево (L— от англ. left). В табл. 2.4 представлена матрица, описывающая такое взаимодействие. В нем возможно установление двух равновесий: 1) оба автомобилиста подают вправо, 2) оба автомобилиста подают влево. И то, и другое равновесие равно привлекательны для автомобилистов. Как тогда они должны себя вести?

Каждый из них знает, что если другой будет сворачивать вправо (или влево), то и ему нужно сделать то же самое, но не знает, как в действительности тот поведет себя. Т. е. перед участниками движения стоит проблема координации — проблема выбора действий, приводящих к одному и тому же равновесию из нескольких потенциально возможных. Для них эта проблема может быть решена, только если они оба руководствуются одним и тем же правилом поведения (скажем, правилом «Машины должны двигаться по правой стороне дороги»).

Модель «Эволюция правил движения — 1» показывает, почему с ростом числа стран, придерживающихся единого соглашения, остальным тоже становится выгодно перейти на общий стандарт24.

На примере формирования правил дорожного движения очевидно, что конечный результат эволюции правила зависит не только от стоящей перед участниками задачи, но и от начальной ситуации. Эту зависимость мы проанализируем с помощью модели «Эволюция правил движения — 2».

Откуда возникли правила движения, регулирующие, какой стороны дороги придерживаться? Сложились ли они спонтанно, или были введены законодательно?

До середины XVIII в. интенсивность движения на дорогах Европы была невелика, и «водители» обычно ездили по середине дороги, просто чтобы не застрять в канаве. Правила одностороннего движения если и существовали, то носили достаточно локальный характер. Самое раннее упоминание о такого рода правилах относится к регулированию проезда по стратегически важным мостам, где образование пробок было наиболее вероятно. Например, в 1300 г., когда Католическая церковь впервые официально отмечала юбилей христианства, и паломников, направлявшихся в Рим, ожидалось особенно много, папа Бонифаций VIII выпустил вердикт, согласно которому все они должны были, переходя мост Св. Ангела, строго придерживаться левой его стороны. В 1756 г. английский парламент принял закон о левостороннем движении по Лондонскому мосту. Уже от мостов эти правила медленно, но верно распространялись на все прилегавшие территории.

Хорошо известно, что в Великобритании машины движутся по левой стороне дороги. Но в истории Соединенного королевства, пожалуй, невозможно выделить событие, послужившее толчком к формированию этого правила. Правило складывалось постепенно: в отдельных провинциях возникали локальные традиции, которые с течением времени распространялись на другие провинции.

Что же касается континентальной Европы, то во второй половине XVIII в. практически на всей ее территории движение экипажей было левосторонним. Каким же образом был осуществлен переход на правостороннее движение?

Франция была одной из первых стран, гражданам которой еще во времена Великой французской революции специальным декретом было предписано перейти на правосторонний порядок передвижения. Изменение традиции имело глубокий символический подтекст: следование по левой стороне дороги стало политически некорректным, поскольку такое поведение идентифицировалось с привилегированным классом, в то время как следование по правой стороне дороги считалось более «демократичным». Далее это начинание было поддержано Наполеоном, который внедрял его во всех завоеванных им странах. Португалия, соседствующая с «правосторонней» Испанией, перешла на тот же стандарт после Первой мировой войны; Венгрия и Чехословакия — во времена немецкой оккупации. Дольше всех держалась Швеция — вплоть до 1967 г., но, оставшись на континенте в гордом одиночестве, сдалась и она. Всего лишь 38 лет назад. А Италия — 60. А Австрия — 80… Хотя сегодня кажется, что так было всегда.

Так исторически складывались правила дорожного движения, и к концу XX в. все страны континентальной Европы перешли на правостороннее движение.


Модель: эволюция правил движения — 1
Модель: эволюция правил движения — 1   Свернуть

Обозначим страну точкой на плоскости, а дороги между странами — линиями. Страны, в которых принято левостороннее движение, обозначим буквой L, а страны, приверженные правосторонней традиции, — буквой R. Движение по линии, которая соединяет между собой страны с разными правилами, сопряжено с издержками. В каждый период времени наугад выбирается одна страна (точка) и принимается решение, нужно ли ей менять существующие правила. Если считать, что издержки смены правил отсутствуют25, то решение определяется тем, каких соседей (точек, соединенных линиями с данной точкой) у этой страны больше — «правосторонних» или «левосторонних». Скажем, если у «левосторонней» страны больше «правосторонних» соседей, то и ей нужно переходить на действующее у них правило. В итоге возникает одно из трех равновесий: все страны перейдут к одному правилу (рис. 2.10a); часть стран будет придерживаться одного правила, а часть — другого, если два региона не тесно связаны между собой (рис. 2.10c); смешанное равновесие может иметь место и при достаточно высокой плотности связей (рис. 2.10b).


Рис. 2.10. Модели соглашений на различных картах

По-иному выглядит ситуация, когда смена правил обусловлена экзогенными факторами. В этом смысле для смены соглашения необходимо, чтобы под воздействием внешнего шока изменились правила в критическом количестве стран. Скажем, если на рис. 2.10b страны, обведенные кружком, переключатся на правостороннее движение, то странам, находящимся снизу и сверху от них (обведены двойным кружком), тоже будет выгодно переключиться на «правостороннее» соглашение. А затем «правосторонняя» конвенция завоюет всю левую, ранее «левостороннюю», часть рис. 2.10b. Следовательно, географическое положение стран, а также доля стран, которые придерживаются одного и того же правила, влияют на стимулы остальных стран к присоединению к этому правилу.

Свернуть

Модель2: эволюция правил движения — 2
Модель2: эволюция правил движения — 2   Свернуть
Табл. 2.5. Встреча на дороге

S

R

L

N

R

10; 10 

-2; -2

L

-2; -2

10; 10 

Рассмотрим сообщество автомобилистов, размер которого пронормирован к 1. Матрица выигрышей двух автомобилистов в элементарном взаимодействии изображена в табл. 2.5. Эти автомобилисты, отличаются по ролям: один из них движется к перекрестку с севера (автомобилист в роли N), а другой — с юга (автомобилист в роли S).

Предположим, что в момент времени t доля автомобилистов, выбирающих в роли N правостороннее движение, составляет x(t), а левостороннее движение, — (1 — x(t)). В тот же момент времени для автомобилистов в роли S эти величины составляют соответственно y(t) и (1 — y(t)).

Тогда выигрыши отдельного автомобилиста в роли N от выбора правостороннего и левостороннего движения для заданной частоты выбора правостороннего движения сообществом автомобилистов в целом будут равны соответственно

откуда средний выигрыш автомобилиста в роли N составит

 .

Для автомобилиста в роли S, рассуждая аналогичным образом, получим систему дифференциальных уравнений, описывающую динамику поведения сообщества автомобилистов в целом, в виде

 .

Доля автомобилистов в роли N, которые следуют стратегии  , зависит от того, насколько выигрыш с ней связанный меньше (больше) среднего выигрыша автомобилиста в этой роли. Кроме того, чем больше автомобилистов ей следуют, тем быстрее эта доля растет. Сказанное можно формализовать в виде уравнения, которое описывает эволюционную динамику поведения автомобилистов в роли N:

Анализ фазовой диаграммы, изображенной на рис. 2.11, позволяет сделать вывод, что у эволюционного процесса, который задает динамику поведения сообщества автомобилистов, пять равновесных траекторий:


Рис. 2.11. Фазовая диаграмма координационной игры

Заметим, что первые три траектории не являются эволюционно-стабильными: при малейшем отклонении от любой из них динамика системы обуславливает движение к одной из двух возможных глобально-стабильных ситуаций, в одной из которых все сообщество придерживается правостороннего движения, а в другой — левостороннего.

Свернуть

Чем больше доля автомобилистов, придерживающихся одного правила, тем быстрее остальные начинает придерживаться того же правила и тем более стабильным оно становится. Это легко объяснимо. Во-первых, по мере распространения единого правила растут издержки отклонения от него. Во-вторых, укоренение правил движения создает определенные ожидания не только у автомобилистов, но и у пешеходов (они приучаются при переходе улицы смотреть в одну сторону, а дойдя до осевой полосы — в другую). Отсюда можно сделать вывод, что движение сообщества по определенной траектории развития в прошлом определяет круг альтернатив его движения в будущем. Этот феномен носит название зависимости от предыдущего пути развития (path-dependence)26.

В процессе эволюции сообщество автомобилистов приходит к равновесию, которое является эволюционно-стабильным. Это значит, что такое равновесие устойчиво к появлению небольшой доли автомобилистов, нарушающих правила. Человек, который решит однажды придерживаться собственных правил движения, подразумевающих движение по встречной полосе, если он доживет до конца дня, вряд ли отважится когда-либо повторить эксперимент. Кроме того, в силу повторяющихся взаимодействий у каждого автомобилиста формируются определенные ожидания относительно поведения остальных. Следуя правилам, он ожидает, что этим же правилам следуют и они. Названные факторы способствуют возвращению сообщества к установившемуся правилу при наличии незначительной доли нарушителей.

Эволюционно-стабильное равновесие в игре, допускающей более одного равновесия, принято называть соглашением, или конвенцией (от англ. — convention). Мы каждый день сталкиваемся с примерами соглашений: использование бумажных денег, единого языка, общепринятых обозначений, технологических стандартов и пр., и пр. Соглашения — это механизмы решения проблем координации деятельности множества людей.

Д. Льюис, вводя следующее формальное определение соглашения, пишет:

Рассмотрим ситуацию повторяющегося взаимодействия S между индивидами, допускающего более одного равновесия. Правило поведения R популяции Р в ситуации S называется соглашением тогда и только тогда, когда каждый агент следует правилу R, ожидает от остальных членов популяции Р следования правилу R, предпочитает следовать правилу R при условии, что остальные ему следуют27.

В повторяющихся взаимодействиях на основе соглашений у людей формируются определенные ожидания относительно того, как поведут себя контрагенты в ситуациях выбора, и с учетом этих ожиданий они строят свою линию поведения, также предсказуемую для окружающих.

А как решается проблема координации во взаимодействиях однократных? Если люди сталкиваются с конкретной ситуацией впервые, задача выбора действий, которые привели бы к одному из равновесий, усложняется. В таких ситуациях они принимают решения, опираясь не на прошлый опыт игры, которого просто нет, а на определенные элементы культуры.

В ходе одного из экспериментов респондентов разбивали на пары. Каждому из двух участников задавали ряд вопросов и предупреждали, что в случае одинаковых ответов на вопрос их обоих ждет вознаграждение. В частности, задания были следующими.

  • Вы подбрасываете монетку. Загадайте «орла» или «решку».
  • Обведите кружком одно из чисел из следующего ряда: 7, 100, 13, 261, 99, 555.
  • Напишите произвольное натуральное число.
  • Назовите произвольную сумму денег.
  • Разрежьте торт на два куска.

Отвечая на первый вопрос, 36 респондентов выбрали «орла» и только 5 — «решку». Во втором задании одно из первых трех чисел оказалось обведено у 37 респондентов из 41. На третий вопрос давались самые разнообразные ответы, но 40% респондентов писали число 1. На вопрос о сумме денег треть респондентов назвали 1 млн. и только 7% назвали число, не являющееся степенью 10. Наконец, 36 респондентов из 41 поделили пирог в отношении 50 на 50. Характер полученных ответов наглядно демонстрирует наличие фокальных точек: не имея возможности предварительно договориться о скоординированных действиях, люди, тем не менее, часто достигают желаемых результатов28.

Решению проблемы координации могут помочь общие ментальные модели, которые будут способствовать формированию фокальной точки. Потерявшиеся в Москве люди скажут, что надо встречаться «в центре ГУМа у фонтана», потерявшиеся в Нью-Йорке назовут Центральный вокзал, а в Париже — Эйфелеву башню. В данных случаях эти места выступают в качестве фокальных точек. Фокальная точка — контекстуальный намек, лежащий вне взаимодействия как такового, но позволяющий его участникам координировать свое поведение с целью реализовать конкретное равновесие в координационной игре.

Данная точка подсказывает агенту правила выбора конкретной стратегии на основе либо общности представлений его и контрагента о проблеме, либо интуитивного понимания, какими факторами руководствуется контрагент. Релевантные фокальные точки не могут быть определены a priori: они зависят от природы координационной проблемы и экономической и социальной культуры участников взаимодействия. Учитывая такие точки при выборе, агенты часто даже не могут объяснить, почему они приняли то или иное решение29.

Правила кооперации
Нередко между краткосрочными и долгосрочными целями индивида либо между его целями и целями общества возникает конфликт. Рассмотрим пример.

Табл. 2.7. Проблема кооперации

Работник 2 

Кооперативное поведение

Некооперативное поведение

Работник 1 

Кооперативное поведение

10; 10 

-1; 15 

Некооперативное поведение

15; -1

0; 0 

Два человека организовали совместное предприятие. У каждого из них есть выбор: вести себя кооперативно (работать) или некооперативно (отлынивать). Матрица, описывающая их взаимодействие, представлена в табл. 2.7. Оба работника заинтересованы в достижении эффективного состояния, но оно не является равновесным, поскольку некооперативное поведение — доминантная стратегия каждого из них. Если первый работник решает работать, то второй предпочтет отлынивать в надежде воспользоваться результатами труда первого. Если же первый решает отлынивать, то работать второму — заведомо трудиться за двоих. Поскольку второй работник рассуждает точно так же, некооперативное поведение обоих приведет к наименее желаемому для каждого из них результату.

Табл. 2.8. Решение проблемы кооперации

Работник 2 

Кооперативное поведение

Некооперативное поведение

Работник 1 

Кооперативное поведение

10; 10 

-1; 9 

Некооперативное поведение

9; -1

-6; -6

Проблема согласования индивидуальных и общественных интересов может быть решена, если, скажем, в обществе действует правило «Нужно вести себя кооперативно», и нарушивший его несет определенные моральные издержки. Положим, для определенности, эти издержки равными 6. Тогда матрица взаимодействия преобразуется к виду, показанному в табл. 2.8. В таком взаимодействии ориентация работников на максимизацию собственных интересов приводит к установлению равновесия, в котором оба участника будут вести себя кооперативно, что обеспечит эффективный результат.

Правила распределения

Как распределять результаты деятельности между агентами? Как распределять излишек, появляющийся в результате обмена? Как делить то, на что изначально нет никаких прав ни у кого? Обычно, «силовое» решение этих вопросов связано с высокими издержками. Издержки дележа или распределения могут составлять значительную долю от прибыли и, таким образом, негативно сказываться на стимулах к кооперации. Чтобы избежать подобных проблем, агенты вырабатывают определенные правила.

Например, владелец сельскохозяйственных угодий сдает их в аренду за часть урожая, который вырастит арендатор. Какой должна быть эта часть? Если представления сторон на сей счет различны, это может породить трения.

Другой пример. Двое старателей открыли месторождение золота. Каждый считает, что нашел его первым, и претендует на владение им. Каждый будет нести определенные издержки, борясь с конкурентом, и борьба продолжится до тех пор, пока ее издержки не станут равными ожидаемым выгодам от обладания этим ресурсом. Подобная ситуация представлена формальной моделью «Война на истощение, или война нервов».


Модель: война на истощение (war of attrition), или война нервов
Модель: война на истощение (war of attrition), или война нервов31   Свернуть
Две страны сражаются друг с другом за спорную территорию, ценность обладания которой для каждой из них составляет . Чем дольше длится конфликт, тем бóльшие издержки (в виде человеческих жизней, военных расходов, снижения потока туристов) несут воюющие страны. Пусть издержки в каждом периоде военных действий составляют .

В начале каждого периода каждая страна решает, продолжать ли ей борьбу за территорию, или нет. Та страна, которая прекращает борьбу первой, не получает ничего, а другая получает всю территорию. Издержки несут обе стороны вне зависимости от исхода конфликта. Если стороны принимают решение о выходе из борьбы одновременно, они обе остаются ни с чем.

Симметричное равновесие в этом взаимодействии только одно, и оно в смешанных стратегиях. Чтобы его найти, предположим, что каждая страна придерживается стратегии: если борьба доходит до периода , то в его начале страна с вероятностью прекращает борьбу, а с вероятностью продолжает ее. Пара таких стратегий обеспечит равновесие, если одна страна придерживается данной стратегии, а второй безразлично, прекращать ей борьбу в начале первого периода или в начале второго, т. е. выигрыши от этих действий совпадают, и выполняется равенство

.

Отсюда  (и, следовательно, чем выше ценность спорной территории, тем с большей вероятностью страны будут продолжать борьбу за нее);

(и, следовательно, ожидаемые издержки от борьбы полностью уничтожают все ожидаемые выгоды, которые может принести завоеванная территория32).

Кроме симметричного равновесия в смешанных стратегиях, в данном взаимодействии есть еще два асимметричных равновесия в чистых стратегиях. В каждом из них одна страна без борьбы отдает ресурс другой. Эти равновесия соответствуют правилам распределения, указывающим, какая из стран должна владеть спорной территорией. Наличие таких правил позволяет избежать издержек, связанных с борьбой, и увеличить общее благосостояние.

Свернуть
Правила типа «свой — чужой» (сетевые правила)

В те времена, когда системы формального права еще не существовало, люди предпочитали иметь отношения с теми, кого они хорошо знали и на кого могли эффективно повлиять при нарушении обязательств. Соответственно проблемы кооперации решались путем деления людей по принципу «свой — чужой» с помощью правил, которые позволяли легко устанавливать принадлежность человека к конкретной группе. В том или ином виде эти правила существуют и в настоящее время, хотя в большинстве случаев решению проблем кооперации они уже способствуют лишь опосредованно. Это правила поведения, форма одежды (dress-code), соответствующий данному кругу уровень образования, правила этикета и пр.

Вспомним пари профессора Хиггинса и полковника Пикеринга из пьесы Бернарда Шоу:

Вы слышали произношение этой уличной девчонки? Из-за этого произношения она до конца своих дней вынуждена оставаться на дне общества. Так вот, сэр, дайте мне три месяца сроку, и я сделаю так, что эта девушка с успехом сойдет за герцогиню на любом посольском приеме. Мало того, она сможет поступить куда угодно в качестве горничной или продавщицы, а для этого, как известно, требуется еще большее совершенство речи33.

Казалось бы, те же правила этикета лишь усложняют общение. Действительно, необходимость правильно пользоваться ножом и должным образом складывать салфетку создает дополнительные трудности. Тем не менее, данные правила приносят свои выгоды34. Следование им подтверждает принадлежность человека к конкретной социальной группе, позволяя ему выделиться на фоне «чужаков», что в современном мире не менее важно, чем было раньше. Наличие разветвленной системы специфичных правил этикета выстраивает дискриминационные барьеры для аутсайдеров. Можно легко сымитировать чье-либо поведение, но тысячи различных правил выучить невозможно. И, кроме того, правила этикета дают возможность предсказать поведение не только индивида, но и группы в целом.

Учебник >> Глава 2 Экономическое поведение и институты >> 2.4 Нормы и правила >> Группы правил

О проекте
Руководство пользователя
Авторский коллектив
Контакты
Задачник
Учебник
Видео
Форум
Бумажный учебник
Мы в СМИ
Загрузить Econline
Лицензионное соглашение
Технологии